3 июня 2020, среда, 13:47
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Лекции
хронология темы лекторы

В чем суть Конституции? Первая часть дискуссии

Сальвадор Виньегра – Historia de Cádiz, Википедия
Сальвадор Виньегра – Historia de Cádiz, Википедия

«Полит.ру» возобновляет свои знаменитые лекции — как в «Билингве», но в онлайн-формате. Чтобы попасть на следующие разговоры из любой точки мира, задать экспертам свои вопросы, следите за обновлениями в наших социальных сетях.

Первый разговор о Конституции. Что это такое по существу? Что означают новые поправки? Об этом говорили историк-востоковед, доцент Школы исторических наук НИУ ВШЭ Алексей Муравьев и Владимир Пастухов, доктор политических наук, научный сотрудник University College of London. Модерировал Дмитрий Ицкович.

Полностью разговор можно послушать на нашем YouTube-канале.

Владимир Пастухов: Если Конституцию представить как огромного розового слона, то сейчас этому слону на хвостик привязали небольшой бантик. И все так сосредоточены на обсуждении этого бантика на хвостике Конституции, что, собственно, забыли, к чему бантик привязан. Поэтому идея состоит в том, чтобы попытаться пройти в обратной последовательности — от хобота к хвосту. Может быть, тогда и станет понятно, что не так с этими конституционными поправками.

Алексей Муравьев: Когда мы пытаемся понять, откуда пошла идея Конституции, то обычно вспоминаем что-то из средневековых отношений британской короны и баронов, которые не хотели этой короне платить деньги, про взаимоотношения европейских монархий с папским престолом. Получается, что Конституция — это что-то, что, с одной стороны, закрепляет обязанности суверенным монархом по отношению к религиозной власти, а с другой стороны — по отношению к политической элите, к аристократии, к правящему классу. Как мне кажется, эти средневековые истории — скорее, какая-то очень глубокая предыстория и не совсем Конституция. Хотя, наверное, правильнее говорить о Конституции как о договоре. 

А вот то, что мне ближе, — это Конституция, которая оформляет идею перехода от состояния зависимости к состоянию независимости. Например, США: Конституция оформляет переход от колониальной формы к форме независимой. Польша принимает Конституцию раньше Франции, тоже в смысле некоторой независимости своей от тех, кто ее делит. Франция также принимает Конституцию — пусть она просуществовала год, — чтобы обозначить какую-то независимость в плане эволюционном государства от короны. Эта история про то, что в XVIII веке начали задумываться о том, как бы оформить идею свободы и независимости. И эта свобода и независимость всегда имеет какой-то субъект или объект. 

Владимир Пастухов: Конституция всегда возникает вследствие какого-то договора, и предметом этого договора является эмансипация. На самом деле, в этой краткой формуле выражена вся конституционная философия. Конституция — это следствие договора людей, когда они соглашаются между собой, как себя вести, с каким-то порядком. Они признают какие-то идеи и ценности как идеи «руля». Но это — консенсус, это — медиана. Разумеется, это не значит, что всё общество проголосовало в такой немного пародийной форме, как это происходило во время французской революции. Но всегда значимая часть общества, или, по крайней мере, значимая часть элиты должна внутренне признать, что есть какой-то набор ценностей и принципов, который они признают за руководящий. На поверхности это возникло как договор между элитами и королевствами, между папством… Но это отражает суть. 

Точно так же есть более глубокий философский смысл в этой эмансипации: дело даже не в том, что в рамках конституционного процесса кто-то ограничивает свое социальное персональное пространство. Проблема в том, что сам конституционный процесс — это важнейший этап эмансипации человечества от сил живой природы. Это часть самого амбициозного проекта, которое когда-либо создавало человечество. Это некий рубикон, в рамках которого человечество пыталось вырвать себя из объятий естественной истории, из объятий живой природы. 

Хотя человечество и общество существовали миллионы лет до нового времени, и были развитые системы, в каких-то деталях превосходящие всё, что мы сегодня имеем, но до начала конституционного процесса человек в общем и целом оставался рабом природы. Разные существовавшие системы были социальными, но рулило внутри них насилие. Это были общественные системы, но главным законом действий этих общественных систем был очень простой принцип — у кого сила, у того и право. До появления конституционного процесса это было главным доминирующим вектором. Идея конституционализма — это амбициозная идея создать сложнейший выдуманный механизм, при помощи которого человек вырывает себя из действия этих естественных сил природы, в которых рулит насилие. А вот для того, чтобы себя оттуда вырвать, нужно создать искусственный мир. Нужно продумать некую виртуальную систему отношений, которой не существует в природе. Конституционный строй не естественен. И в этом смысле слова Руссо о естественных правах звучат издевкой. Нет никаких естественных прав. Естественно только бесправие. Естественно насилие. Любая попытка ограничить насилие противоестественна. 

Алексей Муравьев: Это тема меня очень сильно занимает. Есть базовое деление Аристотеля на три модуса отношений — естественные, противоестественные, сверхъестественные. То есть отношения, которые не противоречат естеству, а выражают некоторую высшую идею высшего порядка, которая на первом уровне противоречит естественности, а на втором уровне она эту идею высшей, более справедливой естественности выражает. Мне кажется, что здесь мы очень сильно можем натянуть то, что естественность — это насилие. На самом деле, естественность бывает первого порядка — где правит насилие, и естественность бывает высшего порядка, где естественное — правильное. И в этом смысле Конституция, как мне кажется, — это попытка превзойти естественность первого порядка и сделать естественным высший порядок.

Владимир Пастухов: Спасибо за коррекцию орбиты. Конституционный порядок — это в некотором смысле противопоставление сложного простому. Потому что Конституция всё равно включает в себя насилие. Любой порядок — это насилие. Конституция противопоставляет сложный порядок, основанный на рационально вычисленной, вымышленной идее, простому порядку, основанному на инстинкте. Если говорить о делениях и хронологиях, можно обратиться к Вольтеру, который сказал, что все люди делятся на людей, действиями которых управляет пищеварение и действиями которых управляет идея и сердце. 

Естественный порядок первого уровня тоже сложный. Например, Римская империя: ее формы социальной и политической жизни в каких-то деталях превосходят всё то, что мы наблюдаем сегодня. Чтобы достигнуть такого же результата при тех технологиях и средствах коммуникации, которые у них были, требовалось на порядок больше организованности. Но при всем при этом это система, управляемая пищеварением. Переход к Конституции — это переход к созданию и модерированию общественных систем, которые управляются идеями, идущими из сердца. Конституционализм — это всегда результат уже ручного модерирования, в отличие от систем доконституционных, которые, в общем-то, собраны по наитию.

Алексей Муравьев: Это интересный переворот, который имеет, помимо европейского измерения, еще евроазиатское и восточное. Когда принимается Конституция в США, ситуация ясна. Франция — тоже всё понятно. Польша — тоже. А вот где начинается всё в России? Это начинается в различных частях османской империи, которые стремятся освободиться от гнета центральной администрации. И Тунис, Алжир, страны Машрика, то есть нынешняя Сирия, начинают думать, что если Америка смогла, то сможем и мы. И начинают принимать Конституции. С одной стороны, эти Конституции имеют отчетливо выраженный антиколониальный характер, то есть они говорят: «Мы не хотим больше быть чьей-то частью». В некоторых Конституциях прямо говорится: «Мы, как Америка, провозглашаем...» — и так далее. Но, с другой стороны, там есть некоторая идея восстановления правильного порядка. И вот здесь — от идеи того, что Конституция — это такая сверхъестественная конструкция, которая пытается преодолеть естественное насилие, появляется одна еще очень важная тема — тема правильного и хорошего порядка, который возникает в результате приучения. 

Задача Конституции — не столько навязать что-то, сколько приучить людей к чему-то. Как, в принципе, любых правовых норм. Конституция в своих декларациях заставляет людей привыкнуть к какой-то системе ценностей, к которой они не вполне готовы. Когда американцы приняли Конституцию, в ней не было прав. Билль о правах пришлось принимать отдельно, дополнительно к Конституции. То есть права — это что-то, что оговаривается дополнительно к этому дисциплинированию. Вот у нас есть такие нормы, вы к ним привыкайте, а потом уже идёт дисциплинирование.

Владимир Пастухов: Конституционализм — это, безусловно, часть европейской истории, и для нее это органичная революция, она там вызрела, она в этой утробе выросла, сформировалась и в конечном счете, выскочила. Для меня три слова — Конституция, революция и новое время — это синонимы. Дальше эта идея начинает выходить за пределы ареала своего естественного обитания. Никто не может предотвратить попадание айфона в руки человека, который никогда не видел телефона и вообще не знаком с принципом телекоммуникационной связи. Но ему вполне может попасться iPhone-11, и он с большим интересом будет на него смотреть и пытаться что-то из него извлечь. 

И у нас возникает вторичная проблема — развитие конституционализма в культурах, которые не прошли еще всей этой предыдущей истории, просто не прошли. Хорошо, если это такой вакуум: вот есть Европа, а вокруг — культурная пустыня. Ходишь, засеиваешь добрым-вечным эту территорию. Но проблема в том, что там — не пустое пространство, там — другие культуры. Эти другие культуры не просто не имеют нужных корней — они имеют свою иммунную систему. Они себя от этого чуждого влияния умеют защищать. Тем не менее конституционный вирус туда проникает и начинает свое взаимодействие с этим культурами. 

С одной стороны, возникает проблема вторичного насилия. Нужно приучить людей к определенному порядку, но они к нему приучаться не очень хотят — что дальше? Надо вбивать этот порядок палкой. Если вбивать этот порядок палкой, то мы противоречим базовой идее конституционализма — наличию этого самого консенсуса. Нет консенсуса — нет Конституции.

И мы всю нашу конституционную историю сталкиваемся именно с этой проблемой. У нас есть импортированная конституционная идеология, она здесь зацепилась за поверхностный слой нашей культурной почвы. Она начала здесь эволюционировать и пустила какие-то корешки, и даже эти корешки проросли. При этом она активно борется со всеми нашими родными установками с переменным успехом. В этой борьбе она сама видоизменяется — потому что на войне невозможно сохранить себя в первоначальном виде. Она становится агрессивной. 

Для меня все-таки Россия — это вариация европейской культуры, это другая Европа. Но при этом здесь абсолютно вредно пытаться пилить в лоб европейский конституционализм. Потому что, к сожалению, его только можно как бы внутренне переварить и вырастить свой. Это одна из огромных задач, которые стоят перед русскими элитами. Не просто заимствование этих идей, а попытка воспроизвести их из себя по образцу заново, но только такие, как нам нужны. Это очень сложно, но только в этом случае будет успех. Как в фильме «День выборов» — точно такой же милый, но другой, понимаете?

Вторая часть дискуссии выйдет 11 апреля 2020 года.

Обсудите в соцсетях

Подпишитесь
— чтобы вовремя узнавать о новых публичных лекциях и других мероприятиях!
«Ангара» Африка Византия Вселенная Гренландия ДНК Иерусалим КГИ Луна МГУ Марс Монголия НАСА РБК РВК РГГУ РадиоАстрон Роскосмос Роспатент Росприроднадзор Русал СМИ Сингапур Солнце Титан Юпитер акустика антибиотики античность антропогенез археология архитектура астероиды астрофизика бактерии бедность библиотеки биомедицина биомеханика бионика биоразнообразие биотехнологии блогосфера вакцинация викинги вирусы воспитание вулканология гаджеты генетика география геология геофизика геохимия гравитация грибы дельфины демография демократия дети динозавры животные здоровье землетрясение змеи зоопарк зрение изобретения иммунология импорт инновации интернет инфекции ислам исламизм исследования история карикатура картография католицизм кельты кибернетика киты климатология клонирование комары комета кометы компаративистика космос культура культурология лазер лексика лженаука лингвистика льготы мамонты математика материаловедение медицина металлургия метеориты микробиология микроорганизмы мифология млекопитающие мозг моллюски музеи насекомые наука нацпроекты неандертальцы нейробиология неолит обезьяны общество онкология открытия палеолит палеонтология память папирусы паразиты перевод питание планетология погода политика право приматы природа психиатрия психоанализ психология психофизиология птицы путешествие пчелы ракета растения религиоведение рептилии робототехника рыбы сердце смертность собаки сон социология спутники старение старообрядцы стартапы статистика такси технологии тигры топливо торнадо транспорт ураган урбанистика фармакология физика физиология фольклор химия христианство цифровизация школа экзопланеты экология электрохимия эпидемии эпидемиология этология язык Александр Беглов Дмитрий Козак Древний Египет Западная Африка Латинская Америка НПО «Энергомаш» Нобелевская премия РКК «Энергия» Российская империя Сергиев Посад альтернативная энергетика аутизм биология бозон Хиггса вымирающие виды глобальное потепление грипп защита растений инвазивные виды информационные технологии искусственный интеллект история искусства история цивилизаций исчезающие языки квантовая физика квантовые технологии климатические изменения компьютерная безопасность компьютерные технологии космический мусор криминалистика культурная антропология междисциплинарные исследования местное самоуправление мобильные приложения научный юмор облачные технологии обучение одаренные дети педагогика персональные данные подготовка космонавтов преподавание истории продолжительность жизни происхождение человека русский язык сланцевая революция физическая антропология финансовый рынок черные дыры эволюция эволюция звезд эмбриональное развитие этнические конфликты ядерная физика Вольное историческое общество жизнь вне Земли естественные и точные науки НПО им.Лавочкина Центр им.Хруничева История человека. История институтов дело Baring Vostok Протон-М 3D Apple Big data Dragon Facebook Google GPS IBM MERS PayPal PRO SCIENCE видео ProScience Театр SpaceX Tesla Motors Wi-Fi

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2020.