30 июля 2021, пятница, 00:00
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

30 марта 2021, 18:00

Русский всадник в парадигме власти

Издательство «Новое литературное обозрение» представляет книгу историка культуры Бэллы Шапиро «Русский всадник в парадигме власти».

«Медный всадник», «Витязь на распутье», «Птица-тройка» — эти образы занимают центральное место в русской национальной мифологии. Монография Бэллы Шапиро показывает, как в отечественной культуре формировался и функционировал образ всадника. Первоначально святые защитники отечества изображались пешими; переход к конным изображениям хронологически совпадает со временем, когда на Руси складывается всадническая культура. Она породила обширную иконографию: святые вои­ны-покровители сменили одеяния и крест мучеников на доспехи, оружие и коня. Наиболее устойчивым конным образом стал «змееборец» — небесный покровитель Руси, поражающий врага. Со временем образ святого, оберегающего свой народ от бедствий, превратился в символ великокняжеской, а затем и царской власти. Со становлением Российской империи ему на смену пришел эпический образ конного царя-триумфатора. Автор книги подробно анализирует процесс подобной культурной трансформации, уделяя при этом большое внимание событийной истории России от Московского царства до последних императоров.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Конный парад как форма имперской культуры

«Ты мне представил семьсот берейторов», — так император выразил свое одобрение эскадронному командиру Ф. П. Оффенбергу на одном из смотров, пропуская полк справа по одному с переменой аллюра[1]. «Школа» была успешно перенесена в армию. Главной формой отчетности здесь, еще со времен Павла I, был плац-парад, и впервые в истории он был объектом неотрывного внимания не капрала, а монарха[2].

Одержимость парадом Павла I передалась и великим князьям Павловичам. Вахт-парады, начавшиеся уже со следующего дня восшествия на престол Александра I, в его царствование проводились ежедневно, без исключения для праздничных или военных дней; новый император самолично вникал в «науку фрунта»[3] и мундира. Несмотря на слова, сказанные в начале своего царствования: «все будет как при бабушке… по законам и по сердцу бабки нашей, государыни императрицы Екатерины Великой»[4], — именно теперь фрунтомания «восторжествовала окончательно и стала господствовать безраздельно, с течением времени всё больше приближаясь к идеалу, начертанному императором Павлом, и даже во многом превосходя его»[5].

Муштра и шагистика горячо поддерживалась в военной среде: «Что сказать нам, генералам дивизий, когда фельдмаршал свою высокую фигуру нагибает до земли, чтобы равнять носки гренадер», — с горечью вопрошал И. Ф. Паскевич[6]. «Удивительно ли, — продолжал военачальник и военный историк А. А. Свечин, — что при ничтожных средствах для обучения, при отсутствии казарм, хороших стрельбищ, учебников, внимания к тактической подготовке, малограмотном командном составе все усилия сосредоточились на парадной стороне дела?»[7]

В александровской философии парада его величественность означала совершенство подготовки армии, ее слаженность — и жесткую дисциплину, которая позволяла достичь желаемого[8].

К укреплению русской парадомании много послужило окончание многолетнего противостояния Александра I и Наполеона Бонапарта[9]: в мирное время ничто не мешало увлечению внешней формой военной культуры, а не ее содержанием.

Зримым воплощением военного триумфа «первой в свете» армии[10] стал парад при Вертю, проведенный в последние дни августа 1815 г. Аналогичного по размаху не встречалось не только во всем XIX в., но и во всей мировой истории парада.

На необозримой равнине у горы Монт-Эме в Шампани собралось около 150 000 участников: победоносная русская армия презентовала себя союзным монархам и европейским военачальникам. Для маневра было собрано 132 батальона пехоты, 168 эскадронов кавалерии (около 29 000), 35 рот пешей и 10 рот конной артиллерии. В строю находилось 87 генералов, более 4000 офицеров (433 штаб-офицера и 3980 обер-офицеров) и свыше 146 000 нижних чинов при 540 орудиях. Русская армия расположилась на протяжении нескольких километров; парад длился более шести часов[11]. По воспоминаниям участников и очевидцев, «точность, с которой выполнялись приемы и построения, опрятность и щеголеватость одежды, блеск оружия были поразительны и превзошли самые смелые ожидания»[12].

По мнению Александра I, день парада у Вертю «был прекраснейшим днем [в его] жизни»[13]. «Я вижу, что моя армия первая в свете, — утверждал император, — для нее нет ничего невозможного, и по самому наружному ее виду никакие войска не могут с нею сравняться»[14].

Царствование Николая I принесло русской военной культуре новую эру триумфов, отмеченную еще более помпезными военизированными зрелищами. Первым среди самых грандиозных был парад по случаю разгрома польского восстания 1830–1831 гг.; далее последовала череда парадов, сопровождавших открытие Александровской колонны (1834), свидание Николая I с австрийским императором и прусским королем в Калише (1835), 25-я годовщина войны с Наполеоном в Вознесенске (1837) и открытие монумента на Бородинском поле (1839).

Для более полного понимания этого невероятного зрелища, которое современники называли «парадом-балетом», обратимся к описанию гвардейского Майского парада — крупнейшего войскового смотра года. Итак, «начало мая в столичном Петербурге ознаменовывалось торжественным парадом войск столичного гарнизона. Происходили эти традиционные майские парады на Марсовом поле… После объезда воинских построений император верхом на белом коне останавливался впереди царской ложи <…> Открывали парад казачьи сотни из собственного его величества конвоя, проносившиеся в алых чекменях. Затем, печатая шаг, проходили воспитанники военных училищ, преображенцы, семеновцы, измайловцы, егеря, Павловский полк с ружьями наперевес. За пехотой следовала гвардейская артиллерия с запряжками из рослых, откормленных коней. В центре поля был оркестр-хор Преображенского полка. Звучали воодушевляющие марши.

Затем наступала минутная пауза, во время которой перед царской ложей выстраивался на серых лошадях хор трубачей Кавалергардского полка. Приближался самый эффектный момент парада. Со стороны Инженерного замка появлялась блиставшая на солнце золотая конная масса тяжелой кавалерии. Могучие ганноверские лошади, двухметровые всадники в рыцарских кирасах и касках, с посеребренными или позолоченными двуглавыми орлами на них, палаши, гремящие в стальных ножнах, — всё это создавало впечатление силы, способной на своем пути разметать любое сопротивление. Первая гвардейская кирасирская дивизия проходила спокойным шагом. Она шла в строю развернутых эскадронов, на эскадронных дистанциях. Серебристые линии кавалергардов на гнедых конях сменялись золотистыми линиями конной гвардии на рослых вороных…

Потом были чубатые донские казаки, драгуны (конно-гренадеры) с конскими хвостами на касках, уланы с пестрыми значками. Лихо пролетали одетые в красные доломаны царскосельские гусары с белыми ментиками на плечах.

Все эти столь разные — и по происхождению, и по цвету мундиров — кавалерийские полки после прохождения перед царем выстраивались на противоположной стороне Марсова поля, занимая всю его длину. Генерал-инспектор кавалерии (великий князь) выезжал вперед перед этой конной массой. По его команде над головами всадников взметались сабли, шашки, палаши. По следующему сигналу весь этот многотысячный конный строй сорвавшейся лавиной устремлялся к Летнему саду.

Земля дрожала под копытами многих тысяч лошадей. Казалось, что ничто не может остановить эту стихию. Но в десяти шагах от императора всё замирало — шашки, сабли и палаши склонялись к ногам самодержавного повелителя. Так заканчивался… парад, представлявший во всей силе и красе императорскую гвардию»[15].

Среди всей гвардейской кавалерии — главного участника парадов — особо выделялся первый по старшинству Конный полк, любимец императоров: «Моя старуха Конная гвардия», — говаривал Николай I [16]. Он представлял собой образец для всей кавалерии в отношении «наружного блеска».

Частью эффектной наружности была модная короткая английская стрижка (гвардия обстригла косы «под гребенку» в конце 1806–1807 гг., а букли еще раньше; тогда же было отменено повседневное употребление пудры). Короткая стрижка, которая противопоставлялась павловской косе, лежащей строго по шву, и романтическим «кудрям черным до плеч», дополнялась бритым лицом (в те же годы офицерам и унтер-офицерам из дворян запрещено было носить усы, что также было английским влиянием).



[1] Иванов П. А. Обозрение состава и устройства… С. 227.

[2] Аурова Н. Н. От кадета до генерала. Повседневная жизнь русского офицера в конце XVIII — первой половине XIX века. М., 2010. С. 182.

[3] Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре: быт и традиции русского дворянства. СПб, 1994. С. 193; Уортман Р. С. Сценарии власти. Т. 1. С. 274.

[4] Демкин А. В. «Дней Александровых прекрасное начало…»: внутренняя политика Александра I в 1801–1805 гг. М., 2012. С. 34.

[5] Баиов А. К. Курс истории русского военного искусства. Т. 7. С. 191.

[6] Сказано о М. Б. Барклае де Толли в 1816 г. Цит. по: Свечин А. А. Эволюция военного искусства. Т. 2. М.; Л., 1928. С. 27. Стоит учесть общее предубеждение к личности полководца: опала, постигшая его в 1812 г., сказалась на его дальнейшей судьбе, в том числе посмертной. В общественном сознании, хотя «порицание Барклая не было абсолютно повсеместным», его роль свелась «до положения посредственного и незадачливого генерала-иностранца… органически чуждого национальным интересам России». См.: Каравашкин А. В., Юрганов А. Л. «Неразгаданный Барклай» // Каравашкин А. В., Юрганов А. Л. Опыт исторической феноменологии: Трудный путь к очевидности. М., 2003. С. 32; Тартаковский А. Г. Неразгаданный Барклай. Легенды и быль 1812 года // Доклады Института российской истории РАН. 1995–1996 гг. М., 1997. С. 104.

[7] Свечин А. А. Эволюция военного искусства. Т. 2. С. 28.

[8] О чем говорят слова одного из очевидцев парада, герцога Веллингтона: «Никогда не воображал, что армию можно довести до такого громадного совершенства». См.: Солодков Ю. Н. Смотр российских войск под Вертю 26 и 29 августа 1815 года // Военная быль. 1973. № 121. С. 17. Репетиция, которой командовал император, прошла 26 августа, в годовщину Бородинского сражения. Парад состоялся 29 августа.

[9] Из последних парадов военных лет наиболее примечательны парад 29 марта 1814 г. на площади Согласия в Париже, 19 апреля того же года на Марсовом поле, 22 апреля на площади Карусель в присутствии нового короля Людовика XVIII, и 18 мая на Марсовом поле перед выходом русских войск из Парижа. На возвратном пути войска прошли парадом 12 июня в местечке Энтинген в присутствии императрицы и 1 июля в г. Наумбурге в присутствии вел. кн. Марии Павловны. См.: Штакельберг К. К. Полтора века конной гвардии. С. 47. Продолжались церковные парады в дни полковых праздников и в день Богоявления (Крещенские парады).

[10] По словам Александра I. См.: Забытый парад русской армии: Вертю. 1815. М., 2015. С. 28. А. А. Керсновский писал: «Никогда еще Россия не имела лучшей армии, чем та, что, разгромив Европу, привела ее в восхищение и трепет на полях Вертю. Для войск Ермолова, Дохтурова, Раевского, Дениса Давыдова и Платова не существовало невозможного. До небес вознесли эти полки славу русского оружия в Европе, и высоко стоял престиж их на Родине». См.: Керсновский А. А. История русской армии. Т. 2. С. 8.

[11] Не считая гостей и обслуживающий персонал. См.: Забытый парад русской армии. С. 7, 27–29; Строевой рапорт российской армии при Вертю. 26 августа 1815 года // Забытый парад русской армии. С. 78–79. Конница находилась в составе 2-й и 3-й кирасирских дивизий, 2-й драгунской дивизии, 2-й и 3-й гусарских дивизий, 2-й и 3-й уланских дивизий. Итого 28 875 человек, в том числе 23 генерала и 86 штаб-офицеров.

[12] Солодков Ю. Н. Смотр российских войск под Вертю 26 и 29 августа 1815 года. С. 17.

[13] Забытый парад русской армии. С. 28.

[14] Там же.

[15] См.: Аспидов А. П. Петербургские арабески. М., 2007. С. 350–352.

[16] Штакельберг К. К. Полтора века конной гвардии. С. 169. Николай I был зачислен в Конную гвардию в четырехмесячном возрасте. См.: ГАРФ. Ф. 672. Оп. 1. Д. 95. Л. 14.

Обсудите в соцсетях

«Ангара» Африка Византия Вселенная Гренландия ДНК Иерусалим КГИ Луна МГУ МФТИ Марс Монголия НАСА РБК РВК РГГУ РадиоАстрон Роскосмос Роспатент Росприроднадзор Русал СМИ Сингапур Солнце Титан Юпитер акустика антибиотики античность антропогенез археология архитектура астероиды астронавты астрофизика бактерии бедность библиотеки биоинформатика биомедицина биомеханика бионика биоразнообразие биотехнологии блогосфера вакцинация викинги виноделие вирусы воспитание вулканология гаджеты генетика география геология геофизика геохимия гравитация грибы дельфины демография демократия дети динозавры животные здоровье землетрясение змеи зоопарк зрение изобретения иммунология импорт инновации интернет инфекции ислам исламизм исследования история карикатура картография католицизм кельты кибернетика киты клад климатология клонирование комары комета кометы компаративистика космос кошки культура культурология лазер лексика лженаука лингвистика льготы малярия мамонты математика материаловедение медицина металлургия метеориты микробиология микроорганизмы мифология млекопитающие мозг моллюски музеи насекомые наука нацпроекты неандертальцы нейробиология неолит обезьяны общество онкология открытия палеоклиматология палеолит палеонтология память папирусы паразиты перевод питание планетология погода политика право приматы природа психиатрия психоанализ психология психофизиология птицы путешествие пчелы ракета растения религиоведение рептилии робототехника рыбы сердце смертность собаки сон социология спутники средневековье старение старообрядцы стартапы статистика табак такси технологии тигры топливо торнадо транспорт ураган урбанистика фармакология физика физиология фольклор химия христианство цифровизация школа экзопланеты экология электрохимия эпидемии эпидемиология этология язык Александр Беглов Алексей Ананьев Дмитрий Козак Древний Египет Западная Африка Латинская Америка НПО «Энергомаш» Нобелевская премия РКК «Энергия» Российская империя Сергиев Посад Солнечная система альтернативная энергетика аутизм биология бозон Хиггса вымирающие виды глобальное потепление грипп защита растений инвазивные виды информационные технологии искусственный интеллект история искусства история цивилизаций исчезающие языки квантовая физика квантовые технологии климатические изменения компьютерная безопасность компьютерные технологии космический мусор криминалистика культурная антропология культурные растения междисциплинарные исследования местное самоуправление мобильные приложения научный юмор облачные технологии обучение одаренные дети педагогика персональные данные подготовка космонавтов преподавание истории продолжительность жизни происхождение человека русский язык сланцевая революция темная материя физическая антропология финансовый рынок черные дыры эволюция эволюция звезд эмбриональное развитие этнические конфликты ядерная физика Вольное историческое общество Европейская южная обсерватория жизнь вне Земли естественные и точные науки НПО им.Лавочкина Центр им.Хруничева История человека. История институтов дело Baring Vostok Протон-М 3D Apple Big data Dragon Facebook Google GPS IBM MERS PayPal PRO SCIENCE видео ProScience Театр SpaceX Tesla Motors Wi-Fi

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2021.